Алтай
Барнаул
Подать объявление
Надежда Колтакова

Налогообложение торговых центров в Алтайском крае серьезно изменится

2 октября, 2015, просмотров - 1082

Надежда Владимировна Колтакова, начальник отдела налогообложения юридических лиц управления федеральной налоговой службы России по Алтайскому краю, подробно рассказала о налоге на имущество организаций и тех изменениях, которые были приняты на последней сессии АКЗС для торговых центров.

- Надежда Владимировна, скажите, что нового с 2016 года вводится в налоге на имущество организаций? И почему такая шумиха сейчас вокруг этого?

– У нас традиционно налогообложение имущества организаций осуществлялось с остаточной стоимости основных средств, которые числятся на балансе организации. Указанное законодательство требует доработок, потому что совершенствуются смежные законы, и администрирование налогов становится затруднительно. Поэтому в основных направлениях налоговой политики на годы был запланирован переход на налогообложение на недвижимость в будущем, когда планировалось совместить налог на имущество организации и земельный налог. Вот от этой идеи наши законодатели отошли, отказались. А тот налог, который сегодня существует, он требует совершенства.

И первым этапом совершенства данного законодательства является переход от определенной категории объектов на налогообложение кадастровой стоимости.

- Что это будет означать для тех, кто будет облагаться по кадастровой стоимости?

– Это означает, что налогообложение у нас не будет балансовой (остаточной) стоимости. Остаточная стоимость – это историческая стоимость, то есть первоначальная за минусом начисленной амортизации. А будет облагаться кадастровая оценка, которая определяется соответствующим органом. Кадастровый учет уже произошел, есть постановление администрации Алтайского края, где каждому объекту присвоена определенная кадастровая оценка.

- То есть можно ли говорить, что кадастровая оценка ближе к рыночной и оценивает реальное состояние имущества, а балансовая – это историческая?

– Ситуации встречаются разные. Мы в течение двух лет готовили это изменение в законодательстве, анализировали различную стоимость основных средств налогоплательщика. Ситуации очень разные. Понятно, что остаточная стоимость новых торговых центров еще велика. У нас есть торговый центр, построенный за полтора миллиарда рублей, и в соответствии с законодательством налогоплательщик сказал: «Я на рынке города Барнаула не смогу продать за полтора миллиарда этот объект». Поэтому, используя действующее законодательство, они произвели уценку основного средства и довели ее до пятисот миллионов рублей.

- А так можно делать?

– Да. Законодательство позволяет. Потому что у нас рыночная стоимость ниже. Мы говорим, что рыночная стоимость – это действительная стоимость, за которую можно продать здание.

- Здесь? У нас? Реальная?

- Конечно. Поэтому, затратив полтора миллиарда на строительство объекта, с помощью оценщика они его оценили в пятьсот миллионов, и налог на имущество они сегодня платят именно с этой суммы. Кадастровая стоимость оказалась ниже. Вот вам ситуация, вот они три разные стоимости.

- А я могу, например, заплатить оценщику, и он мне сделает столько, сколько я хочу. Они же независимые.

– Они независимые, у них есть лицензии. И я думаю, что профессиональная гордость не позволит им манипулировать ценами. Потому что на сегодняшний день существует администрирование налогов, и налоговый орган вправе при проведении проверок также пригласить оценщика, который тоже может проверить эту стоимость. И тогда две разные стоимости встретятся в арбитражном суде.

- А такое бывает?

– Бывает, конечно.

- Вернемся тогда к изменениям в налоге на имущество организаций. Первое новшество мы определили, это то, что торговые центры будут платить налог на имущество, и база будет начисляться, исходя из кадастровой стоимости имущества, а не балансовой. И второе новшество – это ставки. Если раньше была единая ставка, то сейчас она дифференцирована. И как дифференцируются ставки?

– Ставка по остаточной стоимости имущества останется 2,2%, а по торговым центрам, перечень которых будет установлен, ставка будет предусматриваться 2% на 2016 год.

- Это ниже, чем основная ставка?

– Безусловно, ниже. Вообще, хочу сказать, что налог на имущество – это не такой большой налог. 2% – это не много, он посилен нашим налогоплательщикам. И вообще, переход на налогообложение кадастровой стоимости он более справедливый. Потому что есть объект, есть у него определенная стоимость, пусть даже она будет ниже рыночной, но платить будут все.

Сегодня мы встречаемся с такими ситуациями, когда приобретается основное средство, оно по определенной причине не вводится в эксплуатацию, и – нет налога. И не стимулируют предприятия эффективным использованием основного средства. Нет налога, оно стоит, бездействует. Как только вводится в эксплуатацию, начинается налог.

А налогообложение кадастровой стоимости, если мы все-таки придем к этому в будущем, будет происходить по такой схеме: приобрели объект, есть кадастровая стоимость, независимо от того, ввел, не ввел в эксплуатацию, нужно будет оплатить налог.

- А сейчас это будут делать только торговые центры?

– Да.

- Это у нас только по краю такая особенность: выделены торговые центры в особую группу, и для них такие условия? Или это по всей России?

– Вообще закон принят в целях реализации Федерального закона. У нас с 2014 года отдельные регионы уже ввели налогообложение торговых центров. Например, Амурская, Кемеровская, Московская области, город Москва. С 2015 года еще 26 регионов внесли изменения в законодательство, и обложение уже идет. Складывается уже и правоприменительная практика, и отправлены разъяснительные письма Минфина, каким образом применять меры. Поэтому мы здесь не новички.

- С чем связаны трудности первых регионов и Москвы? Коллеги делятся опытом, например, на специализированных форумах?

– Во-первых, в установлении перечня торговых центров, которые попадут под это налогообложение. Нет никаких критериев. Перечень устанавливается на усмотрение законодателей субъектов РФ. Спор возникает по кадастровой стоимости. Конечно, есть трудности, и опыт других регионов в их преодолении мы будем перенимать.

- А сколько торговых центров в Алтайском крае? И сколько подпадают под это? Или этот список еще предстоит определить?

– Список пока не определен. Законодатели определяются, что объекты до тысячи квадратных метров вообще не подпадут под налогообложение кадастровой стоимости, а все, что свыше тысячи, может подпасть. Но туда не будут входить объекты социального назначения, гостиницы, придорожный сервис. Торговых и торгово-офисных центров у нас много, просчитывается где-то до 500.

- Получается, что они в городах, в основном, а те, что в райцентрах едва ли подпадут?

– Да.

- И получается, что и они не все попадут, потому что неизвестно, какой список составят. И кто будет составлять этот список? Ведь закон принят, а список – нет.

– Да, закон принят, и с момента его принятия на уровне субъекта Российской Федерации будет определен уполномоченный орган. Скорее всего, это будет краевое управление по предпринимательству. Он будет формировать перечень объектов, попадающих под это налогообложение.

– «Справедливая Россиия» и ЛДПР говорят, что серьезным коррупциогенным фактором являться составление этого списка, и то, что в законопроекте не указаны критерии отнесения административно-деловых и торговых центров к таким объектам. И вот сейчас этот список будет определяться, и, собственно здесь-то, и «зарыта собака». Как вы оцениваете риски коррупциогенности?

– Я считаю, что орган, который будет уполномочен составлять этот список, не будет состоять только из управления по предпринимательству. Туда также войдут и представители общественности, и депутатский корпус, и органы исполнительной власти. Поэтому, мне предполагается, не должно быть коррупционной составляющей. Хотя, конечно, я тоже читала различные отзывы. Но мы все преследуем определенную цель при составлении списка – не потерять доход бюджета. Это ляжет в основу. Почему у нас вообще возникло изменение в законодательстве? Потому что у наших организаций вывели из-под налогообложения движимое имущество, которое приобреталось с 1 января 2013 года. Из-за этого у нас целый пласт налоговой базы выпал.

- Как так получилось?

– Мы двигались к налогообложению недвижимости, и оно предполагает, что мы должны облагать налогом только недвижимое имущество. Поэтому у движимого, которое осталось на балансе у организации остаточной стоимости, постепенно амортизация спишется и на ноль уйдет. И у нас останется в налогообложении только недвижимость. Поэтому и внесли изменения в пошаговое приближение к налогообложению недвижимости: движимое имущество вывели из-под налогообложения, потерялся налог, потерялась налоговая база, которую чем-то надо восполнить.

Частично ее восполнили тем, что раньше легализовалось имущество железнодорожных путей, железнодорожного транспорта: трубопроводы, магистральные линии электропередач. Постепенно эти объекты ввели в налогообложение. Но предусмотрели дифференцированную ставку по годам. Если в 2013-м году она составляла 0,4%, в 2014-м году – 0,7%, то в 2015-м – 1%. Сейчас вот 1% облагается это имущество. Но она не восполнила тот пробел в налоговой базе после вывода движимого имущества.

В принципе у нас амортизация начисляется очень быстро. С 2002 года предусмотрен ускоренный механизм начисления амортизации по сравнению со старым законодательством. Так как амортизируется очень быстро, налоговая база падает. Основные средства, которые вводятся, не успевают восполнить эту базу.

– Надежда Владимировна, поясните, пожалуйста, что относится к движимому имуществу? Я знаю, что автомобили.

- Это могут быть даже станки. Вообще у нас, что такое недвижимость, предусмотрено Гражданским кодексом? Это все, что неразрывно связано с землей, то есть объект не перенесешь, не разрушив его.

- Здание, собственно.

– Да, здание. Что касается оборудования. Я всегда привожу пример, 1941-1942 года, когда у нас образовался «Трансмаш», «Алтайвагон». Станки перевезли с Санкт-Петербурга, поставили в чистое поле и начали выпускать продукцию. Оно движимое, его можно монтировать и переносить. Оно не облагается. На сегодняшний день, кто приобретает новое оборудование (станки, стулья, столы), оно все движимое, оно не подлежит налогообложению. Поэтому пласт объектов обложения выпал, его надо восполнить чем-то. И восполнили тем, что льготу убрали у некоторых объектов. Но все равно она не восполнилась. Поэтому в 2013 году на федеральном уровне был принят закон, что можно облагать кадастровую стоимость, и первое, что попало, это были торговые центры. Я считаю, что это справедливо.

- А по кадастровой стоимости налог будет выше, чем по балансовой?

– Конечно.

- Намного?

– Балансовая стоимость может быть разной – у новых торговых центров она выше, а для старых, которые давно построены и у них практически списана амортизация, она фактически дошла до нуля. Если у некоторых она ушла до нуля, то у других балансовая стоимость низкая, поэтому автоматически предполагается применение специальных налоговых режимов. А раз они применяются, то все, налог на имущество не уплачивается.

Например, у нас много торговых центров, которые имеют остаточную стоимость до ста миллионов, они переходят на спецрежим, и налог на имущество тоже не выплачивается.

- И прекрасно себя чувствуют?

– Да. Но в этот пробел в законодательстве по торговым центрам уже внесли изменения, где сказано, что налогоплательщики, применяющие спецрежимы, имеющие на балансе торговые центры, которые попадут в перечень, подлежат налогообложению. И не только организации, а индивидуальные предприниматели.

- А в перечне есть ограничение количественное, например, должно быть 500 торговых центров и не более?

– Нет. У нас в тридцатой главе налогового кодекса прописано, что объект по техническим документам должен быть предназначен для торговли, офиса, бытового обслуживания, и там же прописано, что фактически используется 20% площади в этой деятельности, все он уже подпадает. Это единственный критерий, который может нас сориентировать.

- Вот эта ставка 2,2 она наша региональная? Или они разные в регионах?

– У нас ставка 2,2% самая высшая ставка, предусмотренная 30-ой главой Кодекса. Она всегда у нас применялась, у нас не было дифференциации. До 2,2% устанавливает субъект.

- А сейчас будет дифференциация по городам Алтайского края, например?

– Нет.

- То есть не важно, где находится торговый центр?

– Это в федеральном законе по годам расписано. Первый год применения по торговым центрам ставка 1%, сейчас вот в 2015 году – 1,5% а с 2016 года – 2%.

- Надежда Владимировна, почему в СМИ заявлен такой разбег планируемых налоговых сборов, и ждете ли вы оспаривания кадастровой стоимости торговыми центрами?

– Безусловно, я думаю, что будут и споры о кадастровой стоимости. Потому что мы на практике столкнулись с кадастровой стоимостью земли, когда многие налогоплательщики оспорили. По практике Кемеровской области: да, там оспаривалась кадастровая оценка.

- А оцениваете вы, а они потом оспаривают? Или они сами оценивают?

– Они оценивают. Мы, во-первых, налоговый орган, который кадастровую стоимость не устанавливает, ее устанавливает другой орган исполнительной власти. Они будут их решение и оспаривать. А мы примем такую, как есть. Нам дает Росреестр кадастровую стоимость. 

- Вот, например, я владелец торгового центра. Принят данный законопроект, и что я должна сделать первым делом? Нанять оценщика?

– Во-первых, я бы оценила, какая остаточная и кадастровая стоимости, и посмотрела бы, в какой ситуации буду находиться. Если у меня получается, что кадастровая выше остаточной, и я не согласна, так как за такую цену на рынке не продам, я добиваюсь того, чтобы мне ее оценили по здешней рыночной стоимости.

- Какие мои дальнейшие действия, чтобы оформить налог на имущество? Или мне пришлют какое-то уведомление?

– Изменение кадастровой стоимости будет проходить в зависимости от того, почему вообще эта стоимость была изменена. Если это исправление технической ошибки, допущенной органом кадастрового учета, то налогоплательщики сами составляют декларацию по налогу на имущество. Они будут заявлять в декларации меньшую стоимость и прикладывать документ, если у нас возникнет вопрос. Естественно, мы на уровне камеральной проверки стребуем, они нам представят соответствующий документ, что в ходе кадастрового учета была допущена ошибка, и с началом налогового периода налог пересчитывается. У нас же платятся сначала авансовые платежи, потом за год перерасчет делается. Поэтому в течение года это все можно сделать. Если это будет судебный спор, то мы будем считать решение суда.

- А если я, например, как владелец небольшого торгового центра, оценив остаточную и кадастровую стоимости, захочу уйти от всего этого и остаться на балансовой стоимости?

– Если объект включен в перечень, уйти будет нельзя.

- То есть до включения в перечень можно воздействовать на тех, кто там будет сидеть, хотя, с другой стороны, всех-то не купишь…

– Да. Вообще у нас случается парадокс – вводятся торговые центры, и они не облагаются налогом. Потому что, когда мы начали анализировать собственников торговых центров, там оказались физические лица, юридические лица, индивидуальные предприниматели. Доли разные. В течение года эти доли могут меняться, и почему-то с землей не смогли один налог сделать. Потому что землей владеет один, а долями в торговом центре владеют многие.

Но, например, у нас есть новый торговый центр, доли которого разделили на четырнадцать юридических лиц, каждая доля до ста миллионов, они вообще не платят налог на имущество, так как применяют спецрежим. Я, например, прочитала в комментариях, что якобы хотят приравнять малый бизнес к большому – категорически не согласна с этим утверждением. Мы хотим справедливого налогообложения.

- Но это не малый бизнес…

- Совершенно верно! Это не малый бизнес. И давайте начнем с того, что у нас школы, больницы, платят налог и те, кто не идет к оценщику и не уценяет стоимость. Есть балансовая остаточная стоимость, она облагается налогом. Представляете, школы платят, а торговые центры – нет.

- А сейчас не получится так, если центр разделен на 14 юридических лиц, то они платить не будут?

– Коль у них убрали норму законодательства, то теперь спецрежимники также подпадают под налогообложение, и также будут платить.

- А если они не будут платить, у них будут образовываться долги. Что тогда? Штрафы или что?

-  Проверка.

- Надежда Владимировна, а есть ли в планах, например, какая-то обозначенная сумма, которую дополнительно планируется получить за счет введения этих изменений?

– Безусловно. Финансисты просчитали, что дополнительно примерно 150 миллионов рублей поступит в бюджет. Именно их нам и не хватает.

- 150 миллионов – это хорошая сумма для бюджета?

– Не скажу, что это очень большая сумма. У нас вообще налог на имущество в территориальном бюджете занимает 8%. 4 миллиарда налога на имущество мы собирает стабильно. Вот в прошлом году мы недобрали, с динамикой 97%, ушли к 2013 году.

- А почему? Кризис?

- Нет. Это вывод из налогообложения движимого имущества, то есть мы недобрали 3%. Потому что в 2013 году движимое имущество еще облагалось налогом, а в 2014 году остаточная стоимость совсем маленькая стала. Это изменение в законодательство дало толчок именно в 2014 год. Но сейчас мы идем с положительной динамикой - 101%. При этом по Сибирскому округу - 116% сбор налога, а по России – 111%.

- Понятно, надо добирать. А результат вы сможете увидеть только в 2017 году или в 2016?

- По первому кварталу 2016 года авансовый платёж уже пойдет. В апреле – первый срок уплаты.

- Надежда Владимировна, а жилые здания будут облагаться по кадастровой стоимости или нет?

- В федеральном законодательстве и законе Алтайского края предусмотрено обложение кадастровой стоимости у организаций, жилых домов с 2016 года и жилых помещений, которые не учитываются на балансе в качестве основных средств в порядке, установленном для ведения бухгалтерского учета. Если жилые квартиры, дома стоят на балансе так и облагаются остаточной стоимостью на сегодняшний день.

– Что это может быть? Какое-нибудь общежитие, театр, например?

– Если он стоит на балансе в качестве основных средств, то он и сейчас облагается и будет дальше облагаться. А вот те, которые по правилам бухгалтерского учета не состоят на учете в качестве основных средств, а числятся, например, в товарах, либо в залог они не подпадают под налогообложение. И данное имущество – дома, квартиры – они будут также облагаться по кадастровой стоимости с 1 января 2016 года.

Например, банки берут в залоговое имущество квартиры себе на баланс для последующей реализации. Они очень долго могут не реализовывать, и не облагаются налогом на имущества. Они могут использовать в своей деятельности эти квартиры, дома, которые ждут реализации. Теперь банки должны задуматься о скорейшей реализации объектов, чтобы они быстрее ушли к собственнику, иначе они будут облагаться кадастровой стоимостью.

И еще одна категория плательщиков — это иностранные организации. У нас федеральный закон по налогообложению кадастровой стоимости был принят 1 января 2014 года. И первая категория, которая попала и у нас в Алтайском крае, – это были объекты основных средств, которые числятся за иностранными организациями, не имеющих на территории Российской Федерации постоянного представительства. То есть, их здесь нет, а объект есть. Если постоянно представительство находится, их облагают как обычно.

- А у нас много таких?

– У нас такие есть, и ради одного этого был принят закон Алтайского края.

Радио «Серебряный дождь»

  распечатать

Добавить комментарий

Редакция не несет ответственности за достоверность сведений, изложенных в комментариях пользователей.

А также оставляет за собой право удалять высказывания, нарушающие действующее законодательство РФ, в том числе содержащие ненормативную лексику.

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой:

 
 
 
Форум недвижимость Алтай
27 объявлений
Алгоритм на главной
Сбер в колонке справа
АК Барс Банк
Rambler's Top100 HotLog top.ners.ru За информацию, содержащуюся в объявлениях и рекламных материалах, редакция ответственности не несет

Регистрация на realtai.ru

Введите email:
Введите пароль:
Подтвердите пароль:
   

Войти на realtai.ru

Введите логин/email:
Введите пароль:
    Забыли пароль?
Выберите город