Алтай
Барнаул
Подать объявление
12 апреля 2015 в 13:45
в новостях

В Ребрихе домом для украинских переселенцев станет микроавтобус

  В Ребрихе семья из семи переселенцев с Украины должна выселиться на улицу. Им придется ночевать в своем микроавтобусе. На нем они приехали сюда из Николаева. И, похоже, теперь он станет им домом. Подробности сообщает газета "Алтайская правда".

  Надежда и Иван Шелегеда, которым чуть за шестьдесят, их старшая дочь Светлана Менженная с мужем Алексеем и тремя детьми, всегда были дружной, благополучной семьей. Занимались домом, хозяйством, взрослые имели работу по своим профессиям. Но, покидая Украину, им пришлось всё оставить там. Осенью на Алтай приехала Светлана с семьёй, а в феврале – родители. Вот-вот они должны оказаться на улице. Причём крыши над головой все лишаются не в первый раз.

  Надежда и Иван Шелегеда родились и выросли в Павлодарской области, граничащей с Алтайским краем. Создали семью, вырастили троих детей. Надежда работала на хлебозаводе, муж – водителем. Всё было хорошо, пока не наступили резкие перемены в стране. Когда Казахстан стал независимым государством, кое-где на бытовом уровне начал проявляться национализм. Об этом не принято говорить, но сосед-казах мог строго напомнить русскому: «Не забывай, где живёшь». Из аулов в город потянулись сельские жители, с жильём у них проблем не было: с начала девяностых годов немцы, русские, украинцы уезжали из русскоязычного Павлодара тысячами, отдавая за бесценок квартиры. (По Всесоюзной переписи 1979 года, только 11 процентов населения области составляли казахи, или, как потом стали говорить, представители титульной нации.) На заводах и фабриках Павлодара трудились в основном русскоязычные граждане. Но вдруг их детей перестали брать на работу в милицию, банки, другие учреждения, увольняли опытных сотрудников, их места занимали молодые национальные кадры «со знанием государственного языка».

  Надежда рассказывает:

  – Из-за проявлений национализма семья моей старшей дочери Светланы Менженной с двухлетним Ваней вынуждена была в августе 1996 года покинуть Казахстан. Сейчас жалеем, что сразу все не отправились на Алтай, это было совсем рядом. Но тогда мы растерялись. А тут две молодые семьи, знакомые дочери, отправились на Украину. У одной из них под Полтавой жили родственники. Света с Алексеем поехали вместе с ними. Родственники знакомых на первых порах помогли им там с продуктами и временным жильём. А вот с документами возникли большие проблемы. Семь лет семье дочери не давали украинского гражданства, они не могли пользоваться никакой социальной поддержкой, перебивались случайными заработками. Алексей,  по образованию инженер-электрик, нанимался копать огороды, перекладывал печи и так далее. Только получив украинский паспорт, он смог устроиться на работу. К тому времени у них со Светой родилась первая дочь, а потом – вторая. Валерии сейчас 13 лет, Насте – семь.

  По словам Надежды Шелегеды, они не поехали тогда вслед за дочерью. Жалко было бросать большой дом с усадьбой, хозяйство, да и надеялись, что обстановка разрядится. К тому же подрастали сын Николай и младшая дочь Александра. Несколько лет прошли более-менее спокойно, но в 2002 году опять поднялась волна национализма.

  – По нашему частному сектору стали ходить какие-то люди и угрожать. Кое-как продали дом, что-то из хозяйства, остальное бросили, сели в поезд и поехали на Украину к старшей дочери. В Павлодаре остался только сын, он к тому времени женился. Мы приобрели дом на окраине города Николаева, в поселке Балабановка. Жили там большой семьёй с дочерью, зятем и внуками. Понемногу обустроились, завели небольшую дачу, хозяйство. Я уже несколько лет на инвалидности, вторая группа по заболеванию. Работать не могу, но выращивала в огороде овощи и продавала на базаре. Остальные члены семьи трудились где могли, официально и неофициально. Зять Алексей последние пять лет ездил на заработки в Россию.

  После Майдана жизнь в Николаеве осложнилась. Хотя у нас не было таких событий, как в Одессе, русских стали притеснять всё больше и больше. Сидишь на базаре, продаёшь картошку или яблоки. Если ответишь покупателю по-русски, могут всё ведро тебе на голову высыпать. Даже угрожали убийством. В феврале 2014 года моему старшему внуку Ивану исполнилось 18 лет, он учился на третьем курсе в судостроительном училище. Уже в июле ему пришла повестка в украинскую армию. Хорошо, что во время летних каникул он с отцом находился в России, поехал заработать денег, чтобы оплатить курсы водителей. Кстати, Алексей – офицер запаса, его тоже стали вызывать в военкомат. Мы испугались. Светлана созвонилась с мужем, и они решили отправить Ивана к родителям Алексея в Алтайский край. Сам он приехал в Николаев, забрал Свету с дочками и тоже повёз их в Ребриху.

  – Нам снова пришлось срываться, бросать нажитое, ехать за тысячи километров и устраиваться на новом месте, – вступает в разговор Светлана Менженная. – Тяжело было осознавать, что больше не сможем вернуться туда, где прошло детство моих детей. Но ещё страшнее представить, что мужа и сына отправят на братоубийственную войну, в неизвестность. Лучше остаться без ничего, зато родные живы и рядом с тобой. Приехали в Ребриху накануне 1 сентября. Школа помогла дочкам учебниками и тетрадями. Валерия с Настей учатся хорошо. В октябре наша семья стала участницей программы переселения соотечественников в Россию, получили разрешение на временное проживание, подали документы на гражданство. Алексею пригодилось его высшее образование, его приняли инженером-электриком в районные электрические сети, я пошла работать в школьную столовую.

  Но остаётся нерешённой главная проблема – нашей большой семье негде жить. У родителей Алексея маленький домик: кухня и комнатка, где помещаются только кровать и кресло. Впятером мы там не помещаемся. А в феврале этого года приехали мои родители, теперь нас семеро. До холодов сами ютились в предбаннике. Бабушка с дедушкой переселились на кухню, отдав девочкам свою кровать. Сын спал в кресле. Потом одна женщина пустила нас в пустующий дом (сама живёт в другом месте). Арендную плату не брала, мы всю зиму топили печку, поддерживали порядок в усадьбе. Привыкли к этому месту, девочкам близко ходить в школу. Если дом отремонтировать, можно в нём и дальше жить, всем места хватит. Но в конце марта хозяйка решила его продать и попросила нас съехать либо выкупить дом за 800 тысяч рублей. У нас денег нет. На рассрочку оплаты хозяйка не соглашается. Остаётся выселяться на улицу. Не знаем, что делать, у кого просить помощи?

  Сложность ещё в том, что Менженные пока не получили российское гражданство, а следовательно, не могут взять ипотечный кредит в банке на покупку жилья. 19-летний Иван не вошёл в программу переселения соотечественников вместе с родителями, поскольку не работает и не учится. Сделать это он сможет только после того, как ему перешлют документы из украинского училища. Он электрик второго разряда, но собирается продолжить учёбу на Алтае. А супруги Шелегеда не могут стать участниками программы переселения соотечественников и получить причитающуюся материальную помощь, поскольку оба пенсионеры. По незнанию Светлана осенью не вписала их как членов семьи, а задним числом уже ничего нельзя поправить. Теперь надежда только на внука Ивана, который имеет право вписать бабушку и дедушку к себе, перед тем как стать участником этой программы. Пока Надежда с мужем, как граждане Украины, получили разрешение на временное убежище на территории России и уже готовят документы, разрешающие им временное проживание. Только после этого Иван-старший сможет пойти работать водителем или ещё куда-то, чтобы семье легче стало сводить концы с концами.

  – Куда-то срываться с места мы больше не хотим, – говорит Надежда Шелегеда. – Наездились за последние годы по самую макушку. Надеемся со временем собраться на Алтае все вместе. Младшая Александра с маленьким ребёнком осталась в Николаеве, её муж пока на заработках в Москве. Надеемся, что им удастся выехать с Украины и забыть весь этот кошмар. Чтобы закрепиться на новом месте, нам всем надо быстрее получить российское гражданство. Ждём решения миграционной службы. У нашего микроавтобуса номера украинские, поэтому он считается иностранным транспортным средством. Чтобы можно было на нём передвигаться по краю, надо пройти техосмотр и застраховать. На это требуется 15 тысяч рублей. Пока таких денег набрать не можем. Поэтому муж не может заниматься перевозками, чтобы зарабатывать. А с жильём вообще полная безнадёга.

  – К сожалению, оказать материальную помощь этой семье мы не можем, в бюджете на это средств не предусмотрено. С жильём тоже помочь не получится – ни одного пустующего дома, даже небольшого и без ремонта, в райцентре нет, а в других селах – возможно. Придётся им самим позаботиться о крыше над головой, например, арендовать дом, говорит заместитель главы администрации Ребрихинского района по социальным вопросам Людмиле Шлаузер

  Надежда и ее близкие надеются, что мир не без добрых людей и кто-то сможет им помочь.

Разное просмотров - 567, комментариев - 0
  распечатать


Добавить комментарий

Редакция не несет ответственности за достоверность сведений, изложенных в комментариях пользователей.

А также оставляет за собой право удалять высказывания, нарушающие действующее законодательство РФ, в том числе содержащие ненормативную лексику.

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой:

 
 
 
Форум недвижимость Алтай
2 объявления
Алгоритм на главной
Сбер в колонке справа
АК Барс Банк
Rambler's Top100 HotLog top.ners.ru За информацию, содержащуюся в объявлениях и рекламных материалах, редакция ответственности не несет

Регистрация на realtai.ru

Введите email:
Введите пароль:
Подтвердите пароль:
   

Войти на realtai.ru

Введите логин/email:
Введите пароль:
    Забыли пароль?
Выберите город