Алтай
Барнаул
Подать объявление
8 октября 2015 в 16:30
в новостях

Война за прибыль от аренды развернулась в одном из домов Барнаула

Очередной процесс о взыскании неосновательного обогащения завершается в Центральном районном суде Барнаула. В 2010 году 26-летняя предпринимательница Елизавета Комарова получила в подарок часть общего имущества дома в центре краевой столицы. Именно эта сделка позволила девушке на законных основаниях требовать с другого владельца коммерческих помещений в доме делиться частью прибыли от аренды.

Владелица доли в общем имуществе жилого дома в Барнауле требует с собственника коммерческих помещений полмиллиона рублей

В 2013 году Алтайский краевой суд уже принимал решение в пользу истицы. Тогда судебный орган подтвердил ее право на 519 тысяч рублей за три года владения частью лестничных клеток и подвального помещения в доме № 90 на улице Пролетарской. Очередную порцию недополученной прибыли предприимчивая девушка истребует сейчас. Если суд удовлетворит иск Комаровой, второй собственнице офисных помещений — Валентине Ларионовой, инвестировавшей в дом на этапе строительства, — предстоит заплатить еще чуть больше 470 тысяч. В такую сумму заявители оценили свою часть в общей прибыли, полученной владелицей цокольного этажа за два года.

Заложили бомбу

Детали судебных перипетий, в которые попала недвижимость в центре краевой столицы, уже освещались в СМИ. Один из первых домов, построенных в Барнауле на частные деньги дольщиков, ныне — настоящий лакомый кусок для бизнеса. В 1993 году в него инвестировали трое барнаульцев: Валентина Ларионова, Александр Тятюхин и Лев Немиров. Дольщики собирались жить в доме сами и вести совместный бизнес. Три четырехкомнатные квартиры, офис с магазином в цокольном этаже и гараж возвели за личные деньги. Доля финансовых вложений каждого из инвесторов учлась в дальнейшем оформлении имущества. По крайней мере так предполагали владельцы.

Тогда, в 2003-м, вопросы владения и пользования общим имуществом рассматривал Центральный районный суд Барнаула. Дольщики собирались закрепить за собой право на доли в цокольном помещении, где предстояло разместить офис (собственность на квартиры была оформлена ранее). Ларионовой, помимо этого, принадлежал гараж, в который она вложилась сама. Однако вместе с офисом и гаражом между собственниками поделили еще и общедомовые помещения: лестницы, площадки, подвал, электрощитовую, — словом, все то, что обслуживает по факту весь дом.

Иначе говоря, в технический паспорт на объект недвижимости были включены, помимо общедомового имущества (лестницы, подвал, тамбур и т. д.), еще и помещения гаража и магазина в цоколе, т. е. смешалось имущество, связанное с обслуживанием всего дома, и личное имущество граждан.

Немыслимо, но это дало формальную основу для того, чтобы совершать сделки: продавать, сдавать, дарить по отдельности лестничные клетки или участки подвала. Через два год после оформления, в 2005-м, вступил в силу Жилищный кодекс РФ, который установил, что права на лестницы, площадки и прочие технические объекты следуют за судьбой помещений (квартир) автоматически, независимо от того, как определили их статус собственники квартир.

Судебное решение поясняет известный московский адвокат, доктор юридических наук, авторитетный специалист по вопросам долевой собственности Константин Скловский. «Собственники не могут своей волей изменить режим вспомогательных помещений общего пользования, равно как и не может сделать это суд своим решением. Режим вспомогательных помещений общего пользования — лестниц, площадок, электрощитовой и др. —  регулируется не нормами ст. 244-252 ГК РФ, а ст. 36-38 ЖК РФ.

Основные положения этих норм закона состоят прежде всего в том, что принадлежность помещений общего пользования определяется только законом, а не соглашением сторон. Право на эти помещения следует за судьбой помещений автоматически, независимо от того, что указывается по поводу помещений общего пользования в договорах об отчуждении жилых или нежилых помещений, являющихся объектом права. Это означает, что сделки, меняющие режим помещений общего пользования и их принадлежность, заведомо ничтожны. Доли в праве на помещения определены законом как пропорциональные размеру площади собственника помещения в жилом доме и не могут быть изменены ни соглашением сторон, ни решением суда», — заявляет эксперт.

Дольщики Тятюхин и Немиров, узаконив владения, прожили в доме до 2005 года. Два года спустя, после оформления всех документов они решили расстаться с недвижимостью. Свои доли в офисных помещениях продали Ларионовой, которая стал единственной собственницей цокольного этажа и гаражного бокса, а квартиры — новым владельцам. По отдельным договорам «продавались» доли в общедомовом имуществе, которое они сами два года назад поделили между собой.

«По истечении времени я понимаю, что этот договор был по сути ничтожным, так как нельзя продать отдельно лестницу, крышу дома, площадку на этаже и другое. Интуитивно понимая это, я не брал денег с покупателя», — вспоминает Лев Немиров.

Новый владелец квартиры Немирова, В. К. Соболевский, перепродает ее еще через два года, в 2008-м, Людмиле Комаровой. А отдельной по документам долей в общедомовом имуществе распоряжается иначе. В 2010-м ему удается оформить дарение, вопреки положениям Жилищного кодекса РФ, своей доли в общедомовом имуществе Елизавете Комаровой, дочери новой собственницы квартиры. Иными словами, квартира была оформлена в отрыве от общедомового имущества, что и фактически, и юридически невозможно. Спустя три года, в 2013-м (за это время истек срок исковой давности, опираясь на который сделку можно было признать ничтожной), дочь Комаровой подает иск о взыскании неосновательного обогащения от сдачи в аренду помещений цокольного этажа и гаража к их владелице — Валентине Ларионовой

Кто крайний?

«Фатальная ошибка в оформлении документов в 2003 году и последовавшая за ней цепь событий привели к нынешнему разделу прибыли с офиса, строительство которого в 90-х я оплатила совместно с Тятюхиным и Немировым, а потом выкупила их доли. Суд пытается убедить нас в том, что не имеет значения, кто финансировал и строил магазин и гараж. Фактически наше имущество отбирается у нас «по закону», — восклицает собеседница и предполагает, что за Комаровыми стоит влиятельный административный ресурс.

В 2013 году суд взыскал с барнаульской пенсионерки в пользу Елизаветы Комаровой 519 тысяч рублей неосновательного обогащения (за период с 2010 по 2013 год). Новая собственница потребовала доложить, на каких условиях в офисах, полностью принадлежащих Ларионовой, работают арендаторы. В нынешних судебных тяжбах фигурирует сумма в 470 тысяч (за период с 1 июля 2013 по

31 июня 2015 года). Однако какой она окажется в конечном итоге, пока не известно.

«В далеком 2003 году суд узаконил спорные помещения, не разобрался в ситуации, да и не мог разобраться, учитывая, что закон по общедомовому имуществу был принят позже. Затем другой суд почему-то посчитал, что изменился режим собственности со ссылкой на решение суда 2003 года, хотя такого вывода в этом решении не существовало. Последующие суды не исправляют ошибки, просто дублируют этот вывод («эффект колеи»), несмотря на прямые запреты закона об отчуждении общедомового имущества. Суды не решают спор по закону и порождают для недобросовестных лиц все новые и новые основания для сутяжничества, что противоречит задачам правосудия. Может быть, Фемида с завязанными глазами ничего не должна замечать?» — комментирует ситуацию Сергей Сандаковский, руководитель юридической компании «ЮРИСДЕЛО».

Очередное заседание суда по делу состоится в начале октября. Сторона ответчика подала встречное исковое заявление к Комаровой, чтобы возместить часть расходов, которые несет другой собственник на содержание коммерческих помещений. Однако взыскать деньги на оплату коммунальных услуг в рамках текущего судебного разбирательства Валентине Николаевне не удастся. «Иск не будет способствовать правильному и скорейшему рассмотрению дела», — посчитал судья Центрального района Барнаула Сергей Попов и отклонил его.

«Мы с мужем трудились всю жизнь и работаем до сих пор. Наши родители прошли Великую Отечественную войну, со своей страной мы пережили послевоенную нищету, все невзгоды. Теперь мы вынуждены безуспешно доказывать, что никому ничего не должны, что это мы все построили и не обязаны ни с кем делиться», — заключает Ларионова.

Газета «Московский комсомолец»

Аренда просмотров - 534, комментариев - 1
  распечатать


Комментарии

  • # вова
    10 октября 2015 в 23:04
    судья Попов порой вообще выносит решения не понятно какие...,апелляция отменяет
  •  

Добавить комментарий

Редакция не несет ответственности за достоверность сведений, изложенных в комментариях пользователей.

А также оставляет за собой право удалять высказывания, нарушающие действующее законодательство РФ, в том числе содержащие ненормативную лексику.

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой:

 
 
 
Форум недвижимость Алтай
6 объявлений
Алгоритм на главной
Сбер в колонке справа
АК Барс Банк
Rambler's Top100 HotLog top.ners.ru За информацию, содержащуюся в объявлениях и рекламных материалах, редакция ответственности не несет

Регистрация на realtai.ru

Введите email:
Введите пароль:
Подтвердите пароль:
   

Войти на realtai.ru

Введите логин/email:
Введите пароль:
    Забыли пароль?
Выберите город