Подать объявление
13 января 2021 в 14:45


Судебная практика борьбы с нерадивыми клиентами.

Достаточно большой лонгрид, но для заинтересованных будет полезно показывать это решение клиентам...

 

Р Е Ш Е Н И Е

Именем Российской Федерации

02 июля 2019 г. г. Жигулевск

Жигулевский городской суд Самарской области в составе:

председательствующего судьи Неугодникова В.Н.,

с участием представителя истца ООО «Перспектива24-Тольятти» – Кодолова А.Л., действующего на основании доверенности от ДД.ММ.ГГГГ,

ответчика Щус В.А., представителя ответчика Черной К.В., действующей на основании ордера от ДД.ММ.ГГГГ,

при секретаре Логиновой Т.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело № 2-722/2019 по иску Общества с ограниченной ответственностью «Перспектива24-Тольятти» к Щус В. А. о признании недействительным соглашения о расторжении агентского договора, признании договора действующим, взыскании вознаграждения по агентскому договору,

УСТАНОВИЛ:

ООО«Перспектива24-Тольятти» обратилась в суд с иском к Щусу В.А., с учетом последующих уточнений требований просило:

- признать соглашение о расторжении агентского договора № от ДД.ММ.ГГГГ между Щус В.А. и ООО «Перспектива24-Тольятти» недействительным;

- признать агентский договор № от ДД.ММ.ГГГГ, заключенный между Щус В.А. и ООО «Перспектива24-Тольятти» действующим с момента его подписания;

- взыскать со Щуса В.А. в пользу ООО «Перспектива24-Тольятти» вознаграждение по агентскому договору в сумме 52350 рублей;

- взыскать с ответчика расходы по оплате государственной пошлины в размере 1771 рубль.

В обоснование требований истец указал, что между Щус В.А. («Принципал») и ООО «Перспектива24-Тольятти» («Агент») был заключен агентский договор № от ДД.ММ.ГГГГ на осуществление поиска Покупателей и оформления документов, необходимых для продажи объектов недвижимого имущества – квартиры, расположенной по адресу: <адрес>, кадастровый №.

В результате проведенной Агентом работы в соответствии с п. 3.2.1. Договора Принципалу был найден и предложен покупатель на указанную квартиру – Т.А.О., которая осмотрела Предложенную квартиру в присутствии Принципала и Агента.

ДД.ММ.ГГГГ было подписано соглашение о приеме аванса № между ООО «Перспектива24-Тольятти» и Т.А.О.

Далее Т.А.О. начала процедуру сбора документов для одобрения выбранного объекта в ПАО Сбербанк, которая затянулась по независящим причинам, как указывает истец, от него причинам.

ДД.ММ.ГГГГ Т.А.О. потребовала возврата аванса в размере 52350 рублей, который был возвращен ей.

ДД.ММ.ГГГГ Щус В.А. без объяснения причин потребовал от ООО «Перспектива24-Тольятти» расторжения договора. Договор между сторонами был расторгнут. От подписания отчета агента о частичном исполнении обязательств в части нахождения покупателя на объект недвижимости ответчик отказался.

Истец считает, что сделка не состоялась по причине проблем на стороне покупателя, а также по вине ответчика, который принял решение о расторжении агентского договора, на что истец дал согласие, действуя, в свою очередь, добросовестно и не подозревая о действительных намерениях ответчика.

Впоследствии из выписок из ЕГРН истцу стало известно, что между Щус В.А. и Щус Т.Н. («Продавцы») и Т.О.А., С.С.П. («Покупатели») был заключен договор купли-продажи квартиры, расположенной по адресу: <адрес>, право собственности на указанное жилое помещение было зарегистрировано за Т.О.А. и С.С.П. ДД.ММ.ГГГГ.

Подписание договора купли-продажи и регистрация перехода права собственности объекта на имя ответчика были осуществлены сторонами сделка самостоятельно, без участия истца. Тем самым ответчик, по мнению истца, нарушил п. 3.2.2 Договора.

Также истец считает, что умышленные действия ответчика по расторжению договора являются недобросовестными, так как препятствовали исполнению истцом условий договора в полном объеме, свидетельствуют о злоупотреблении правом и направлены на то, чтобы избежать оплаты вознаграждения по агентскому договору.

Истец утверждает, что при заключении соглашения о расторжении агентского договора был введен в заблуждение относительно причин расторжения договора ответчиком в результате недобросовестных действий со стороны как самого Щус В.А., который указал, что намерен приостановить продажу своей квартиры в связи с отказом К.А.Л. от продажи квартиры по адресу: <адрес>, которую намеревался приобрести ответчик, так и иных лиц:

- Т.А.О., потребовавшей ДД.ММ.ГГГГ возврата внесенного ранее аванса в связи с отказом банка в предоставлении ипотечного кредита;

- К.А.Л., которыйДД.ММ.ГГГГ обратился к истцу с требованием о расторжении ранее заключенного агентского договора, объяснив свое решение тем, что ранее намерение по продаже принадлежащей ему квартиры по адресу: <адрес>, было связано с переездом в <адрес>, тогда как в настоящее время он передумал переезжать и необходимость в продаже квартиры отпала.

Последующее заключение между сторонами сделок, по мнению истца, очевидно свидетельствует о том, что они самостоятельно договорились заключить данные сделки без участия истца, нарушив права последнего на получение агентского вознаграждения. О этом, по мнению истца, свидетельствуют последовательность действий всех участников «цепочки»: ДД.ММ.ГГГГ К.А.Л. расторг договора, ДД.ММ.ГГГГ Т.А.О. забрала аванс, а затем Щус В.А. также расторг договор.

Истец считает, что указанные обстоятельства являются основанием для признания соглашения о расторжении агентского договора № от ДД.ММ.ГГГГ между Щус В.А. и ООО «Перспектива24-Тольятти» недействительным, как заключенного под влиянием заблуждения.

Также истец отмечает, что объект был продан благодаря юридически значимым действиям истца, который действовал согласно условиям договора и им как профессионалам в данной области в целях скорейшего исполнения договора был проведен ряд мероприятий, предваряющих сделку купли-продажи, а именно:

- правовая экспертизы документов, удостоверяющих право собственности Принципала на объект недвижимости;

- оказание устных консультационных услуг по формированию пакета документов, необходимых для совершения сделки по отчуждению квартиры и регистрации права собственности;

- выполнение осмотра и оценки потребительских и технических характеристик объекта до начала его показа потенциальным покупателями;

- устное информирование Принципала относительно действующих цен на аналогичные объекты недвижимости, расположенные на территории населенного пункта, в котором производится отчуждение объекта, на основе данных по заключенным аналогичным сделкам;

- организация рекламы объекта на Интернет-площадках;

- телефонные переговоры и консультации клиентов оп условиям продажи;

- осуществление активного поиска Покупателя;

- организация осмотра объекта, осуществление выезда и показа объекта потенциальным покупателям;

- проведение предварительных переговоров с покупателем;

- устное информирование Принципала о недостающих документах, необходимых для заключения сделки в будущем.

С учетом изложенного истец считает, что полностью исполнил взятые на себя обязательства по агентскому договору.

В соответствии с п. 4.1 Договора стоимость услуг составляет 3% от стоимости отчуждаемого объекта недвижимости, но не менее 50000 рублей.

С учетом изложенного считает, что с ответчика подлежит взысканию сумма вознаграждения в размере 52350 рублей.

В адрес Щус В.А. была направлена претензия с требованием произвести оплату агентского соглашения, однако данное требование исполнено не было, в связи с чем истец был вынужден обратиться в суд.

В судебном заседании представитель истца ООО «Перспектива24-Тольятти» – К.А.Л. на исковых требованиях настаивал, просил удовлетворить в полном объеме.

Указал, что первоначально в ООО «Перспектива24-Тольятти» обратился К.А.Л. для продажи принадлежащей ему квартиры, расположенной по адресу: <адрес>.

Впоследствии в ООО «Перспектива24-Тольятти» обратился Щус В.А., который заинтересовался в приобретении данной квартиры, пояснив, что готов приобрести ее в случае продажи принадлежащей ему, а также Щус Т.Н. квартиры по адресу: <адрес>. Для продажи принадлежащей ответчику квартиры между ним и истцом был заключен агентский договор № от ДД.ММ.ГГГГ.

Считает, что материалами дела опровергаются доводы Щус В.А. о том, что расторжении агентского договора в связи с отказом от продажи квартиры. Дополнительно представил распечатку со страницы ответчика на сейте «ДомКлик.ру», из которой следует, что сразу после расторжения договора ответчик предпринимал действия по приобретению квартиры, расположенной по адресу: <адрес>, принадлежащей К.А.Л.

Также не согласился с доводами ответчика о ненадлежащем оказании истцом услуг по агентскому договору. Напротив, считает, что обязательства были исполнены Агентом в полном объеме, истцом были найдены покупатели на квартиру ответчика, о чем свидетельствует последующее заключение договора купли-продажи данного жилого помещения.

Ответчик Щус В.А., представитель ответчика Черная К.В. в судебном заседании исковые требования ООО «Перспектива24-Тольятти» не признали. Считают, что оснований для признания недействительным соглашения и расторжении агентского договора и взыскания вознаграждения не имеется.

Не согласился с доводами истца о том, что расторжение договора было связано с намерением избежать уплаты агентского вознаграждения.

Первоначально указывал, что расторжение договора была обусловлено ненадлежащим оказанием услуг агентом ООО «Перспектива24-Тольятти», который длительное время не мог реализовать квартиру, а также не информировал Принципала о ходе продажи.

Впоследствии пояснил, что передумал продавать свою квартиру, так как уезжал в командировку, а срок одобрения ипотечного кредита для приобретения иного жилого помещения в случае продажи принадлежащей ему квартиры истекал.

После этого ответчик указал, что причиной расторжения агентского договора было вызвано тем, что К.А.Л. передумал продавать принадлежащую ему квартиру, расположенную по адресу: <адрес>.

В итоге Щус В.А. пояснил, что все из указанных причин явились основанием для расторжения договора.

Также указал, что Т.А.О., намеревавшаяся приобрести принадлежащую ему квартиру и внесшая аванс за нее, длительное время не могла получить одобрение на представление ипотечного кредита, в том числе, как считает ответчика, из-за действий работника ООО «Перспектива24-Тольятти», предоставившего необходимые для одобрения кредита документы в ненадлежащем виде. В связи этим, Т.А.О. забрала аванс. Впоследствии кредит ей все же одобрили, после чего она связалась с Щус В.А., чтобы узнать, продал ли он квартиру. Узнав, что жилого помещение до настоящего времени не продана, сказала, что готова приобрести его.

После этого ответчик случайно встретил К.А.Л. через общую подругу В.Н.М. и узнал, что он также не продал свою квартиру и готов продать ее.

После этого они решили заключить договоры купли-продажи и встретились у риэлтора Т.А.О. – С.О.В. для оформления сделок. Сделки были оформлены С.О.В. За оформление сделок Щус В.А., по его словам, заплатил С.О.В. 20000 рублей, в том числе, 10000 рублей за оформление сделки по продаже принадлежащей ему квартиры по адресу: <адрес>, а еще 10000 рублей за оформление сделки по приобретению квартиры, расположенной по адресу: <адрес>.

Также пояснил, что в договоре купли-продажи, заключенном между ним и Щус Т.Н. с одной стороны («Продавцы») и С.С.П. и Т.А.О. с другой сороны («Покупатели») чтоимость квартиры была указана в размере 1900000 рублей, хотя фактически квартира была продана по цене 1745000 рублей, которую стороны согласовали изначально. Указание в договоре большей стоимости было необходимо в связи с тем, что у С.С.П. и Т.А.О. не хватало средств на первоначальный взнос на квартиру.

На основании изложенного просил в удовлетворении исковых требований отказать в полном объеме.

Выслушав пояснения представителя истца, ответчика, исследовав материалы гражданского дела, суд считает исковое заявление обоснованным и подлежащим удовлетворению в части по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее – ГПК РФ) каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

В силу части 1 статьи 8 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) гражданские права и обязанности возникают из оснований, предусмотренных законом и иными правовыми актами, а также из действий граждан и юридических лиц, которые хотя и не предусмотрены законом или такими актами, но в силу общих начал и смысла гражданского законодательства порождают гражданские права и обязанности.

В соответствии с этим гражданские права и обязанности возникают, в частности, из договоров и иных сделок, предусмотренных законом, а также из договоров и иных сделок, хотя и не предусмотренных законом, но не противоречащих ему.

В соответствии со ст. 309 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований - в соответствии с обычаями или иными обычно предъявляемыми требованиями.

В силу ст. 420 ГК РФ договором признается соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей.

Граждане и юридические лица свободны в заключении договора (421 ГК РФ).

В соответствии с ч. 1 ст. 1005 ГК РФ по агентскому договору одна сторона (агент) обязуется за вознаграждение совершать по поручению другой стороны (принципала) юридические и иные действия от своего имени, но за счет принципала либо от имени и за счет принципала.

По сделке, совершенной агентом с третьим лицом от своего имени и за счет принципала, приобретает права и становится обязанным агент, хотя бы принципал и был назван в сделке или вступил с третьим лицом в непосредственные отношения по исполнению сделки.

По сделке, совершенной агентом с третьим лицом от имени и за счет принципала, права и обязанности возникают непосредственно у принципала.

Агентский договор может быть заключен на определенный срок или без указания срока его действия (ч. 3 ст. 1005 ГК РФ).

В силу ст. 1006 ГК РФ принципал обязан уплатить агенту вознаграждение в размере и в порядке, установленных в агентском договоре.

Согласно ст. 166 ГК РФ сделка недействительна по основаниям, установленным законом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

Требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено стороной сделки или иным лицом, указанным в законе.

В соответствии со ст. 167 ГК РФ оспоримая сделка может быть признана недействительной, если она нарушает права или охраняемые законом интересы лица, оспаривающего сделку, в том числе повлекла неблагоприятные для него последствия.

Недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.

Лицо, которое знало или должно было знать об основаниях недействительности оспоримой сделки, после признания этой сделки недействительной не считается действовавшим добросовестно.

При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

В силу статьи 178 ГК РФ сделка, совершенная под влиянием заблуждения, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения, если заблуждение было настолько существенным, что эта сторона, разумно и объективно оценивая ситуацию, не совершила бы сделку, если бы знала о действительном положении дел.

Частью 2 статьи 178 ГК РФ предусмотрено, что при наличии условий, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, заблуждение предполагается достаточно существенным, в частности если: 1) сторона допустила очевидные оговорку, описку, опечатку и т.п.; 2) сторона заблуждается в отношении предмета сделки, в частности таких его качеств, которые в обороте рассматриваются как существенные; 3) сторона заблуждается в отношении природы сделки; 4) сторона заблуждается в отношении лица, с которым она вступает в сделку, или лица, связанного со сделкой; 5) сторона заблуждается в отношении обстоятельства, которое она упоминает в своем волеизъявлении или из наличия которого она с очевидностью для другой стороны исходит, совершая сделку.

Заблуждение относительно мотивов сделки не является достаточно существенным для признания сделки недействительной (ч. 3 ст. 178 ГК РФ).

В соответствии с ч. 6 ст. 178 ГК РФ если сделка признана недействительной как совершенная под влиянием заблуждения, к ней применяются правила, предусмотренные статьей 167 настоящего Кодекса.

Сторона, по иску которой сделка признана недействительной, обязана возместить другой стороне причиненный ей вследствие этого реальный ущерб, за исключением случаев, когда другая сторона знала или должна была знать о наличии заблуждения, в том числе если заблуждение возникло вследствие зависящих от нее обстоятельств.

Сторона, по иску которой сделка признана недействительной, вправе требовать от другой стороны возмещения причиненных ей убытков, если докажет, что заблуждение возникло вследствие обстоятельств, за которые отвечает другая сторона.

Судом установлено, что ДД.ММ.ГГГГ между К.А.Л. («Принципал») и ООО «Перспектива24-Тольятти» («Агент») был заключен агентский договор №, в соответствии с которым Принципал поручил, а Агент обязался за вознаграждение осуществить поиск покупателя и оформление документов, необходимых для продажи объекта недвижимого имущества – квартиры, расположенной по адресу: <адрес>.

Как следует из пояснений сторон, ответчик Щус В.А., заинтересовавшись данной квартирой, обратился в ООО «Перспектива24-Тольятти», пояснив, что готов приобрести данную квартиру в случае продажи принадлежащей ему и Щус Т.Н. квартиры, расположенной по адресу: <адрес>.

Для продажи принадлежащей ответчику квартиры между Щус В.А. («Принципал») и ООО «Перспектива24-Тольятти» («Агент») был заключен агентский договор № от ДД.ММ.ГГГГ.

В соответствии с данным договором Принципал поручил, а Агент обязался за вознаграждение осуществить поиск покупателя и оформление документов, необходимых для продажи объекта недвижимого имущества – квартиры, расположенной по адресу: <адрес>.

В соответствии с пунктом 3.2.1. Договора Агент обязуется осуществить поиск потенциального Покупателя объекта недвижимости, используя все необходимые методы и инструменты (реклама и т.п.), составление проекта договора купли-продажи, акта приема-передачи объекта недвидимости и иных необходимых документов.

Пунктом 3.2.2. Договора предусмотрено, что в день исполнения обязательств по агентскому договору стороны подписывают соглашение об исполнении обязательств, которое имеет силу отчета Агента. Подписание соглашения Принципалом является фактом принятия отчета о проделанной Агентом работе.

Также данным пунктом предусмотрено, что самостоятельное, без участия Агента, заключение Принципалом сделки с объектом недвижимости с найденным Агентом покупателем или его аффилированным лицом, также считается фактом исполнения обязательств Агентом по настоящему договору, о чем Агентом направляется уведомление в соответствии с п. 3.2.3 настоящего Договора.

Пунктом 6.1. Договора срок действия договора определен до ДД.ММ.ГГГГ включительно.

При этом, если ни одна из сторон не заявит о своем намерении прекратить действие договора, то настоящий договор считает возобновленным на тот же срок (п. 6.2. Договора).

В соответствии с п. 4.1. Договора агентское вознаграждение составляет 3% на не менее 50000 рублей, которое должно быть оплачено Принципалом в день заключения договора купли-продажи объекта недвижимости путем внесения соответствующей денежной суммы в кассу Агента или иным законным способом только с одновременным составлением отчета Агента.

Стоимость объекта недвижимости была определена в размере 1800000 рублей (п. 2.1. Договора).

Также судом установлено, что в рамках исполнения агентского договора от ДД.ММ.ГГГГ истцом был найден покупатель на квартиру по адресу: <адрес>, Т.А.О.

ДД.ММ.ГГГГ Т.А.О. был внесен аванс за квартиру в размере 52350 рублей, что подтверждается соглашением о приеме аванса (л.д. 12-13).

Однако в дальнейшем, ДД.ММ.ГГГГ агентский договор № от ДД.ММ.ГГГГ между К.А.Л. и ООО «Перспектива24-Тольятти» был расторгнут (л.д. 82).

В дальнейшем, ДД.ММ.ГГГГ Т.А.О. забрала аванс, что подтверждается отметкой в соглашении об авансе.

После этого Щус В.А. обратился к ООО «Перспектива24-Тольятти» для расторжения агентского договора № от ДД.ММ.ГГГГ.

ДД.ММ.ГГГГ между Щус В.А. и ООО «Перспектива24-Тольятти» было подписано соглашение о расторжении договора.

В соответствии с п. 2 Соглашения расторжение агентского договора прекращает взаимные права и обязательства сторон.

В пункте 2 Соглашения стороны подтвердили отсутствие каких-либо претензий имущественного и неимущественного характера друг к другу.

Разрешая требования о признании недействительным Соглашения о расторжении агентского договора от ДД.ММ.ГГГГ, суд исходит из следующего:

В соответствии со статей 310 ГК РФ односторонний отказ от исполнения обязательства не допускается за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом, другими законами или иными правовыми актами.

Статьей 1010 ГК РФ предусмотрено, что агентский договор прекращается вследствие:

отказа одной из сторон от исполнения договора, заключенного без определения срока окончания его действия;

смерти агента, признания его недееспособным, ограниченно дееспособным или безвестно отсутствующим;

признания индивидуального предпринимателя, являющегося агентом, несостоятельным (банкротом).

Вместе с тем, в соответствии с преамбулой Закона Российской Федерации от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей», а также разъяснениями, данными в пункте 1 Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28.06.2012 № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» отношения, одной из сторон которых выступает гражданин, использующий, приобретающий, заказывающий либо имеющий намерение приобрести или заказать товары (работы, услуги) исключительно для личных, семейных, домашних, бытовых и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, а другой – организация либо индивидуальный предприниматель (изготовитель, исполнитель, продавец, импортер), осуществляющие продажу товаров, выполнение работ, оказание услуг, являются отношениями, регулируемыми как Гражданским кодексом Российской Федерации, так и Законом «О защите прав потребителей», а также другими федеральными законами и принимаемыми в соответствии с ними иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Таким образом, отношения между Щус В.А. и ООО «Перспектива24-Тольятти» в связи с заключением агентского договора также регулируются Законом «О защите прав потребителей».

В соответствии со статьей 32 Закона «О защите прав потребителей» потребитель вправе отказаться от исполнения договора о выполнении работ (оказании услуг) в любое время при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов, связанных с исполнением обязательств по данному договору.

В данном случае имел место не односторонний отказ от исполнения договора, а расторжение договора по соглашению сторон.

Вместе с тем, поскольку ответчик как потребитель вправе в любом случае отказаться от исполнения договора, то есть расторгнуть его в одностороннем порядке, при этом законодатель не связывает право потребителя на отказ от исполнении договора с волей исполнителя, заблуждение последнего относительно обстоятельств расторжения договора не может служить основанием для признания недействительным соглашения о расторжении договора по основаниям, предусмотренным ст. 178 ГК РФ.

Таким образом, требований истца о признании соглашение о расторжении агентского договора № от ДД.ММ.ГГГГ недействительным и признании агентского договора № от ДД.ММ.ГГГГ действующим с момента его подписания не подлежат удовлетворению.

Вместе с тем, данные обстоятельства не могут служить безусловным основанием для отказа в удовлетворении исковых требований о взыскании со Щуса В.А. в пользу ООО «Перспектива24-Тольятти» вознаграждение по агентскому договору.

В соответствии с разъяснениями, данными в пункте 1 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» положения Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), законов и иных актов, содержащих нормы гражданского права (статья 3 ГК РФ), подлежат истолкованию в системной взаимосвязи с основными началами гражданского законодательства, закрепленными в статье 1 ГК РФ.

Согласно пункту 3 статьи 1 ГК РФ при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно.

В силу пункта 4 статьи 1 ГК РФ никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения.

Оценивая действия сторон как добросовестные или недобросовестные, следует исходить из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующего ей, в том числе в получении необходимой информации.

В соответствии с ч. 1 ст. 10 ГК РФ не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).

По общему правилу пункта 5 статьи 10 ГК РФ добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются, пока не доказано иное.

Поведение одной из сторон может быть признано недобросовестным не только при наличии обоснованного заявления другой стороны, но и по инициативе суда, если усматривается очевидное отклонение действий участника гражданского оборота от добросовестного поведения. В этом случае суд при рассмотрении дела выносит на обсуждение обстоятельства, явно свидетельствующие о таком недобросовестном поведении, даже если стороны на них не ссылались (статья 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Если будет установлено недобросовестное поведение одной из сторон, суд в зависимости от обстоятельств дела и с учетом характера и последствий такого поведения отказывает в защите принадлежащего ей права полностью или частично, а также применяет иные меры, обеспечивающие защиту интересов добросовестной стороны или третьих лиц от недобросовестного поведения другой стороны (п. 2 ст. 10 ГК РФ), например, признает условие, которому недобросовестно воспрепятствовала или содействовала эта сторона соответственно наступившим или ненаступившим (п. 3 ст. 157 ГК РФ); указывает, что заявление такой стороны о недействительности сделки не имеет правового значения (п. 5 ст. 166 ГК РФ).

Также суд учитывает положения главы 60 ГПК РФ о неосновательном обогащении.

Так, в силу статьи 1102 ГК РФ лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 настоящего Кодекса.

Правила, предусмотренные настоящей главой, применяются независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли.

Статьей 1103 ГК РФ предусмотрено, что поскольку иное не установлено настоящим Кодексом, другими законами или иными правовыми актами и не вытекает из существа соответствующих отношений, правила, предусмотренные настоящей главой, подлежат применению также к требованиям:

1) о возврате исполненного по недействительной сделке;

2) об истребовании имущества собственником из чужого незаконного владения;

3) одной стороны в обязательстве к другой о возврате исполненного в связи с этим обязательством;

4) о возмещении вреда, в том числе причиненного недобросовестным поведением обогатившегося лица.

В соответствии со статьей 1109 ГК РФ не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения:

1) имущество, переданное во исполнение обязательства до наступления срока исполнения, если обязательством не предусмотрено иное;

2) имущество, переданное во исполнение обязательства по истечении срока исковой давности;

3) заработная плата и приравненные к ней платежи, пенсии, пособия, стипендии, возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, алименты и иные денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средства к существованию, при отсутствии недобросовестности с его стороны и счетной ошибки;

4) денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности.

Таким образом, в силу приведенных норм при рассмотрении вопроса о возможности взыскания с потребителя вознаграждения в полном объеме либо частично за оказанные ему исполнителем услуги после расторжения договора необходимо оценивать как факт исполнения последним полностью либо в части обязательств по договору, так и добросовестность поведения потребителя, а именно связано ли было расторжение договора с его действительным намерение отказаться от услуг исполнителя либо с желанием избежать выплаты вознаграждения после получения фактического получения исполнения по договору в полном объеме либо частично.

Иное толкование приведенных выше норм применительно к заключенному между истцом и ответчиком агентскому договору ставило бы его стороны в неравное положение, а именно ставило бы получение Агентом вознаграждения за фактически оказанные услуги в зависимость от действия Принципала, который в случае расторжения договора после нахождение покупателя, то есть исполнения Принципалом обязательств по договору в этой части, мог бы избежать выплаты вознаграждения, и делало бы экономически не целесообразным заключение подобных договоров.

Таким образом, в случае доказанности недобросовестности поведения потребителя при расторжении договора, а также факта надлежащего исполнения исполнителем полностью либо в части обязательств по договору, последний вправе требовать выплаты вознаграждения за фактически выполненные работы (оказанные услуги) в соответствии с условиями договора.

Суд считает, что в ходе рассмотрения настоящего дела нашли подтверждение доводы истца о недобросовестном поведении ответчика при расторжении агентского договора.

Так, судом установлено, что ДД.ММ.ГГГГ, то есть всего через две недели после расторжения агентского договора № от ДД.ММ.ГГГГ, между Щус В.А., Щус Т.Н. с одной стороны («Покупатели») и Т.А.О., С.С.П. с другой стороны («Продавец») был заключен договор купли-продажи квартиры, расположенной по адресу: <адрес> (л.д. 131-133).

ДД.ММ.ГГГГ между К.А.Л., К.И.А. с одной стороны («Покупатели») и Щус В.А. с другой стороны («Продавец») был заключен договор купли-продажи квартиры, расположенной по адресу: <адрес> (л.д. 150-151).

Заключение указанных договоров по прошествии крайне незначительного срока после расторжения агентского договора между Щусом В.А. и ООО «Перспектива24-Тольятти», а также заключение договоров купли-продажи с покупателями фактически найденными ООО «Перспектива24-Тольятти» при исполнении агентских договоров, по мнению суда, подтверждает доводы истца о том, что расторжение ответчиком договора явилось следствием не утраты им намерения продать квартиру, а желанием избежать выплаты агентского вознаграждения.

Ответчиком, в свою очередь, не представлено каких-либо убедительных доказательств в опровержение этого.

Так, Щус В.А. в ходе рассмотрения дела неоднократно менял показания относительно причин расторжения договора.

Доводы ответчика о том, что расторжения агентского договора было связано с ненадлежащим качеством оказания услуг, истцом суд считает необоснованными. Каких-либо доказательств в подтверждение данных доводов суду не предоставлено.

Напротив, судом установлено, что ООО «Перспектива24-Тольятти» в рамках исполнения агентского договора был найден покупатель принадлежащее Щусу В.А. и Щус Т.Н. жилое помещение, с которым впоследствии и был заключен договор купли-продажи.

Отсутствие иных, помимо Т.А.О., покупателей также не может свидетельствовать о ненадлежащей работе Агента, так как после внесения Т.О.А. суммы аванса за квартиру она по согласованию с Принципалом была снята с продажи, что подтверждается показаниями допрошенного в качестве свидетеля работника ООО «Перспектива24-Тольятти» П.А.В., осуществлявшего сопровождение данного объекта, и не оспаривалось ответчиком.

Кроме того, из показаний свидетеля П.А.В. следует, что каких-либо претензий о качестве работы в период исполнения агентского договора от Щуса В.А. не поступало. При расторжении договора каких-либо претензий к качеству работ он также не высказывал, лишь указала, что передумал продавать квартиру.

Оснований считать, что договор с Т.А.О. длительное время не мог быть заключен по вине истца, у суда также не имеется.

Так, из показаний допрошенной в качестве Т.А.О. следует, что она и ее супруг С.С.П. длительное время не могли получить одобрение ипотечного кредита, тогда как собственных средств на приобретение квартиры у них не хватало. Также из показаний Т.А.О. следует, что у нее был заключен договор с риэлтором С.О.В., которая должна была оказать ей помощь в получении ипотечного кредита и приобретении квартиры, что подтвердила также допрошенная в качестве свидетеля С.О.В.

Между Т.А.О. и ООО «Перспектива24-Тольятти» какие-либо договоры не заключались. Агентским договором, заключенным между Щус В.А. и ООО «Перспектива24-Тольятти» обязанности по сбору документом для оформления кредита покупателю квартиры на Агента также не возлагались.

Показания свидетеля С.О.В. о том, что работник ООО «Перспектива24-Тольятти» П.А.В. предоставил документы для ипотеки в неотформатированном виде, не свидетельствуют о вине истца в длительном непредоставлении кредита Т.А.О. Показаниями С.О.В. подтверждается, что П.А.В. предоставил ей все необходимые документы для подачи заявки на получение кредита, но в ненадлежащем формате. Вмесе с тем, именно С.О.В. должна была оказать содействие Т.А.О. в получении кредита, в том числе, привести в надлежащий вид документы для Банка, тогда как у ООО «Перспектива24-Тольятти» такие обязанности отсутствовали.

Представитель ответчика ссылалась на то, что сделки не совершались в связи с тем, что П.А.В. долго собирал необходимые документы, однако ни разу так и не указала, о каких конкретно документах идет речь.

Каких-либо иных доводов и доказательств в подтверждение ненадлежащего оказания истцом обязательств по агентскому договору суду не представлено.

Также суд критически относится к показаниям ответчика о том, что расторжение агентского договора с истцом было не было обусловлено желанием избежать выплаты агентского вознаграждения, а последующее заключение договоров купли продажи между Т.А.О. и Щус В.А., а также Щус В.А. и К.А.Л. явилось следствием стечения обстоятельств.

Показания как самого ответчика, так и допрошенных по его ходатайству свидетелей в этой части крайне противоречивы.

Так, сам Щус В.А. в своих показаниях неоднократно называл различные причины расторжения соглашения. Первоначально указывал, что расторжение договора была обусловлено ненадлежащим оказанием услуг агентом ООО «Перспектива24-Тольятти». Впоследствии пояснил, что передумал продавать свою квартиру, так как уезжал в командировку, а срок одобрения ипотечного кредита для приобретения иного жилого помещения истекал. После этого указал, что причиной расторжения агентского договора было вызвано тем, что К.А.Л. передумал продавать принадлежащую ему квартиру. В итоге Щус В.А. пояснил, что все из указанных причин явились основанием для расторжения договора.

Пояснения как самого Щус В.А., так и свидетелей относительно обстоятельств заключения сделки также крайне противоречивы.

Так, если в судебном заседаним от ДД.ММ.ГГГГ ответчик утверждал, что расторг агентский договор, в том числе, в связи с отказом К.А.Л. продавать свою квартиру, после чего у него отсутствовала необходимость продавать свою квартиру, то в судебном заседании ДД.ММ.ГГГГ пояснил, что и после отказа К.А.Л. продавать свою квартиру, продолжал искать варианты приобретения квартиры в <адрес>.

Это же подтверждается показаниями свидетеля В.Н.М., которая указала, что после расторжения агентского договора Щус В.А. говорил ей о намерении приобрести квартиру в <адрес>, после чего она познакомила его с К.А.Л.

Допрошенная в качестве свидетеля Т.А.О. указывала, что на ДД.ММ.ГГГГ, когда она забрала сумму аванса в ООО «Перспектива24-Тольятти», каких-либо одобренных заявок на предоставление ипотечного кредита у нее не имелось. Вместе с тем, как из ответа ПАО Сбербанк на запрос суда, так и показаний свидетеля С.О.В. следует, что ДД.ММ.ГГГГ Т.А.О. в ПАО Сбербанк была подана заявка на предоставление ипотечного кредита, которая была одобрена, однако размера одобренного кредита, по словам С.О.В., было недостаточно для приобретения квартиры.

Кроме того, С.О.В. в своих показаниях утверждала, что это она рекомендовала Т.А.О. забрать аванс, тогда как сама Т.А.О. пояснила, что они с супругом С.С.П. приняли решение забрать аванс.

Также, по словам С.О.В., после того, как Т.А.О. был одобрен кредит на большую сумму, она позвонила ей и рекомендовала найти Щус В.А. и К.А.Л. для заключения сделок, и через некоторое время Т.А.О. позвонила ей и сообщила о том, что стороны готовы к заключению сделок.

Т.А.О. указала, что после того как она узнала от С.О.В. об одобрении кредита на большую сумму обратилась к Щус Т.Н. узнать, не продана ли их квартира. Узнав, что квартира не продана, она оставила Щус Т.Н. телефон С.О.В. После этого С.О.В. позвонила и сообщила о том, что Щус Т.Н. и Щус В.А. готовы продать квартиру. При этом сама Т.А.О., по ее словам, ни с Щусом В.А., ни с Щус Т.Н. условия сделки не обсуждала, их у телефона Т.А.О. нет. К.А.Л. она не знает, никогда его не видела.

Учитывая значительное количество противоречий в свидетельских показаниях, у суда отсутствуют основания считать их достоверными.

Помимо этого, доводы истца о том, что он расторг агентский договор в связи с тем, что К.А.Л. передумал продавать квартиру, опровергается представленной истцом распечаткой из личного кабинета Щус В.А. на Интернет-сайте «ДомКлик», из которой видно, что ДД.ММ.ГГГГ, то есть накануне расторжения договора, и ДД.ММ.ГГГГ, то есть в день расторжения договора, в личный кабинет было загружено 19 документов для одобрения ипотеки для приобретения квартиры, расположенной по адресу: <адрес>.

При этом, как следует из показаний Щус В.А., сам он пользоваться Интернет-сайтом «ДомКлик» не умеет, все необходимые действия за него совершала С.О.В., тогда как, по словам самого Щус В.А., договор между ним и С.О.В. был заключен ДД.ММ.ГГГГ, от есть после загрузки указанных выше документов.

Указанные обстоятельства, вопреки доводам ответчика, свидетельствуют о том, что на момент расторжения договора Щус В.А. сохранял намерения продать принадлежащую ему квартиру и приобрести квартиру у К.А.Л., что подтверждает доводы истца о недобросовестности действий ответчика и о том, что расторжение договора было обусловлено желанием избежать уплаты агентского вознаграждения.

Поскольку принадлежащая Щус В.А. квартира была продана Т.А.О. и С.С.П., от есть покупателем, которых нашло ООО «Перспектива24-Тольятти», в результате недобросовестных действий ответчика у него образовалась неосновательное обогащение в виде невыплаченного агентского вознаграждения.

Вместе с тем, оснований для взыскания с ответчика суммы агентского вознаграждения в полном объеме в размере 52350 рублей суд не усматривает.

Судом установлено, что в договоре купли-продажи квартиры, расположенной по адресу: <адрес>, заключенном ДД.ММ.ГГГГ между Щус В.А., Щус Т.Н. с одной стороны («Покупатели») и Т.А.О., С.С.П. с другой стороны («Продавец», стоимость квартиры указана в сумме 1900000 рублей.

Однако, как из пояснений Щус В.А., так и из показаний Т.А.О. следует, что фактически сделка была совершена по цене 1745000 рублей.

Истец при расчете размера агентского вознаграждения также исходит из стоимости квартиры в размере 1745000 рублей.

Вместе с тем в соответствии с условиями агентского договора от ДД.ММ.ГГГГ № Агент обязался за вознаграждение осуществить как поиск покупателя, и так и оформление документов, необходимых для продажи объекта недвижимого имущества – квартиры, расположенной по адресу: <адрес>.

Пунктом 3.2.1. Договора также предусмотрена обязанность Агента как осуществить поиск потенциального Покупателя объекта недвижимости, так и составить проекта договора купли-продажи, акта приема-передачи объекта недвидимости и иных необходимых документов.

ООО «Перспектива24-Тольятти» исполнило обязательства в части поиска покупателя, тогда как обязательства по оформлению документов, необходимых для продажи объекта недвижимого имущества истцом исполнены не были.

С учетом изложенного при определении подлежащей взысканию с ответчика суммы неосновательного обогащения, суд исходит из следующего:

При заключении агентского договора истец выразил согласие выплатить Агенту сумму в размере 3 % т стоимости жилого помещения в случае его продажи.

Впоследствии истцом было оплачено риэлтору С.О.В. 20000р рублей, из которых 10000 рублей – за оформление сделки по продаже квартиры, расположенной по адресу: <адрес>, а еще 10000 рублей – за оформление сделки по приобретению квартиры, расположенной по адресу: <адрес>.

Таким образом, с ответчика подлежит взысканию сумма неосновательного обогащения в виде разница между размером агентского вознаграждения, подлежащего уплате по агентскому договору, и расходами Щус В.А. по продаже принадлежащей ему квартиры, поскольку приобретение квартиры, принадлежащей К.А.Л. в предмет агентского договора не входило, а именно в размере 42 350 рублей.

Кроме того, в соответствии со ст. 98 ГПК РФ в пользу истца подлежат взысканию судебные расходы по оплате государственной пошлины пропорционально удовлетворенной части исковых требований в размере 1432 рубля 30 копеек (1771 рубль / 52 350 рублей * 42 350 рублей).

На основании изложенного, руководствуясь ст. 98,194-199 ГПК РФ, суд

Р Е Ш И Л:

Исковые требования Общества с ограниченной ответственностью «Перспектива24-Тольятти» удовлетворить частично.

Взыскать с Щус В. А. в пользу Общества с ограниченной ответственностью «Перспектива24-Тольятти» денежные средства в сумме 42 350 рублей, судебные расходы по оплате государственной пошлины в размере 1 432 рубля 30 копеек, а всего – 43 782 рубля 30 копеек.

В удовлетворении остальной части исковых требований отказать.

Решение может быть обжаловано в течение месяца с момента изготовления в окончательной форме путем подачи апелляционной жалобы в Самарский областной суд через Жигулевский городской суд <адрес>.

Решение изготовлено в окончательной форме ДД.ММ.ГГГГ

Судья Жигулевского городского суда

<адрес> В.Н. Неугодников

 



Добавить комментарий

Редакция не несет ответственности за достоверность сведений, изложенных в комментариях пользователей.

А также оставляет за собой право удалять высказывания, нарушающие действующее законодательство РФ, в том числе содержащие ненормативную лексику.

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой:

н город земля
Rambler's Top100 Информационно-аналитическое сетевое издание «Недвижимость Алтай» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор). Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-73251 от 13 июля 2018 года.
Регистрация на realtai.ru
Введите email:
Введите пароль:
Подтвердите пароль:
   
Войти на realtai.ru
Введите логин/email:
Введите пароль:
Закрытый раздел

    Забыли пароль?
Выберите город
e009501f3e9dbb44